О дивном новом цифровом образовании. Часть I

Дистанционное обучение — вне школьных стен, в виртуальном пространстве и без учителей — активно навязывается российским детям именно благодаря коронавирусу



ИА Красная Весна

Читайте материал целиком по ссылке:

https://rossaprimavera.ru/article/334ebf10


Российское образование подвергается разрушительным реформам не первый год. Однако объявленная пандемия коронавируса стала мощным катализатором процессов, запущенных уже давно. Еще в 2009 году некий Дмитрий Песков (не путать с пресс-секретарем президента), сотрудник компании «Метавер» и один из разработчиков образовательных проектов для России, рассказал в телевизионном эфире о том, что он «точно знает», каким будет образование будущего. В частности, он заявил, что из образования будущего исчезнут учителя, поскольку их заменят «электронные тьюторы», что не будет учебников и оценок, да и вообще, «вся школа будущего — это будет преобразованная компьютерная игра, в которой границ между виртуальностью и реальностью не существует».


Заявляя о том, что он точно знает, каким будет образование в России, Песков не красовался и не делал аналитических прогнозов. Он озвучивал план действий, который последовательно осуществлялся и осуществляется до сих пор. План этот позже, в 2010 году, был представлен как форсайт-проект «Образование 2030», разработанный той же компанией «Метавер» и Дмитрием Песковым.


Проект вызвал бурю возмущения в обществе, поскольку содержал в себе еще целый букет идей, по степени безумия и разрушительности конкурирующих с заявлением о том, что школа превратится в виртуальную игру, а учителей заменят электронные тьюторы. Текст проекта был вычищен из официальных интернет-площадок, а сайт компании «Метавер» закрыт.


Однако громкий скандал с форсайт-проектом не помешал Дмитрию Пескову успешно двигаться вверх по карьерной лестнице. Он является одним из главных идеологов цифровизации российского образования. В 2018 году Песков стал спецпредставителем президента РФ по вопросам цифрового и технологического развития, руководителем центра компетенций направления «Кадры и образование» в национальной программе «Цифровая экономика 2024».


Так что у него и его соратников были и есть все возможности для реализации своих проектов. А у нас есть возможность отследить, как именно они их реализуют, и как им здорово помог в этом коронавирус.


Дистанционное обучение — то самое, которое пророчил нам Песков еще в 2009 году, говоря про образование вне школьных стен, в виртуальном пространстве и без учителей, — активно навязывается российским детям именно благодаря коронавирусу. Если бы не он, трудно представить, сколько лет понадобилось бы цифровизаторам, чтобы убедить граждан в нужности и полезности дистанта, и удалось ли бы это вообще.


Дистанционное обучение в свою очередь, как триггер, включает и все остальные, ранее осторожно подготовленные цифровизаторами узловые точки, позволяющие на полную катушку запустить систему нового образования.


Одной из этих узловых точек является…


Изгнание учителей из образования

Постепенное выдавливание учителей из образовательного процесса началось несколько лет назад.


Первый шаг в этом направлении был сделан в 2012 году, когда вышли так называемые майские указы президента, согласно которым зарплата преподавателя должна была сравняться со средней зарплатой в регионе. Главы регионов и администрации учебных учреждений выполнили эти указы со всей разрушительной мощью, на которую способны: резко сократили штат учителей, одновременно урезая ставки оставшимся и принуждая их брать на себя двойную нагрузку.


Следующим шагом стала так называемая политика «омоложения кадров», осуществлявшаяся министром образования и науки РФ Дмитрием Ливановым, а потом и сменившей его на этом посту Ольгой Васильевой. В 2014 году Дмитрий Ливанов объявил, что омоложение кадров отныне становится одной из самых приоритетных задач его ведомства. Омолодить кадры — это значит сделать так, чтобы на место возрастных педагогов пришли молодые, не так ли? А что при этом должно произойти с возрастными педагогами? Правильно, их нужно изъять из учебного процесса.


Одним из инструментов выдавливания опытных учителей из школ стали Единые федеральные оценочные материалы (ЕФОМ) — новая система аттестации учителей. ЕФОМ представляют собой систему тестов, которые надо решить на время — этакий ЕГЭ для учителей. Система уже обкатывалась на пилотных регионах в 2018 году. Тогда тестированию подвергли 22 тысячи педагогов из 67 регионов, и оказалось, что половина педагогов математики и русского языка не справилась с тестами по своему предмету. Результаты этого эксперимента, широко растиражированные в СМИ, помогли убедить общество в том, что половина российских учителей в массе своей оказались профессионально непригодными.


Правда, у учителей сложилось свое мнение о системе тестирования. ЕФОМ вызвали резко негативную реакцию в педагогической среде. Учителя открыто называли эти тесты унизительными и абсурдными. Тесты оказались полны ошибок, а содержание заданий имело мало отношения к предмету. Педагоги были настолько возмущены этими тестами, что писали на листах большую букву «Х» и сдавали пустые бланки.


Доктор физико-математических наук Александр Иванов назвал эти тесты «гробом для нашего образования» — ЕФОМ исследовали не умение педагога передавать знания, а его скорость и способность решать тесты. «Эта система оценки приведет к тому, что школы потеряют важные кадры — опытных пожилых учителей, которые не смогут быстро написать тест», — писал он в 2018 году.


Но разве не этого хотели наши чиновники от образования, поставившие цель омолодить педсостав? Поэтому, несмотря на возмущение специалистов, Министерство просвещения объявило о решении сделать в 2020 году ЕФОМ обязательными.


Сергей Кравцов, бывший в 2018 году главой Рособрнадзора, пообещал сделать выводы о результатах тестирования учителей. А какие выводы должны были сделать учителя, прогнанные через эту унизительную процедуру и получившие низкие баллы?


Для того, чтобы безболезненно упразднить важнейшую для общества профессию учителя, ее надо обесценить. Важный шаг в этом направлении был сделан уже тогда, когда российские школы превратили в организации, оказывающие образовательные услуги. Учителя в этой системе фактически становятся обслуживающим персоналом — кем-то вроде официантов, которые обязаны сделать клиентов довольными. Уничтожение авторитета учителя разрушительным образом сказывается на всем образовательном процессе, поскольку не только воспитание, но даже сам процесс передачи знаний без априорного уважительного отношения детей к учителю становится невозможным. В последние годы с властных трибун вновь заговорили о возвращении школам воспитательных функций. Однако эти разговоры так и остались разговорами, никакими серьезными принципиальными делами они не были подкреплены. Учителей продолжают загонять в угол и всячески шельмовать.


В 2019 году депутат Госдумы от ЛДП