Какие тайны скрывает рукопись Войнича часть II.

Возможности методов математического анализа

при расшифровке рукописи Войнича.




В предыдущей работе «Как читать рукопись Войнича» было отмечено, что практически все попытки подобрать ключ к шифру рукописи Войнича специалистами в течение более ста лет не дали положительного результата, т.к. все они пытались в знаках, которыми написана рукопись, увидеть буквы алфавита какого либо языка. На этом основании они, получив статистические параметры знаков, которыми написана рукопись, найти язык с такими же статистическими параметрами. Только приняв за основу тот факт, что текст рукописи написан отвлеченными знаками удалось получить положительный результат.


Теперь, имея полученные результаты, отмеченные в указанной выше предыдущей работе, есть основание оценить в принципе возможности средств математического анализа при расшифровке рукописи Войнича. Изначально, назовем это режим «статика», мы имеем две системы – систему знаков, которыми написана рукопись, и систему букв алфавита языка, который был использован при ее написании. В идеале, для получения положительного результата, а именно, статистические параметры знаков в тексте рукописи и букв используемого языка, коэффициент корреляции этих систем должен быть равен «1». Реально мы имеем знаков меньше, т.к. за некоторыми знаками закреплено по две буквы. Их количество составляет 72 % от общего количества букв в алфавите. То есть коэффициент корреляции уже меньше «1». Теперь переходим к тексту, назовем это режим «динамика». Знаков в тексте, обозначающих гласные звуки, менее 2%. Реально их должно быть порядка 40%-45%. В алфавите этого языка гласных звуков 30%. Следовательно, в «динамике» (или в тексте) знаков еще меньше начального на 30% (пренебрегая 2%). В конечном итоге окончательно мы имеем коэффициент корреляции между системой букв, составляющих реальный текст рукописи Войнича, и знаками, представляющими этот текст, составляет всего около 0,3.

Существует еще один факт, который необходимо иметь ввиду. Знаки, за которыми закреплено по две буквы, появляются в тексте в два раза чаще, чем каждая из букв, которую они изображают, но при анализе они учитываются как одна буква. При этом существенно влияют на результаты анализа, причем не в лучшую сторону. В таком случае коэффициент корреляции между системой букв в алфавите и системой знаков в тексте рукописи менее 0,3.

Говорить в данных условиях о подобии системы знаков, используемых в тексте рукописи Войнича, и системы букв алфавита используемого языка в лучшем случае не логично. Ожидать, что их статистические характеристики

будут аналогичны в принципе нельзя. Более того, при таких начальных условиях при определенных условиях систему распределения знаков в тексте рукописи Войнича можно считать хаотичной. Подтверждением этому является то, что не было найдено языка, статистические параметры алфавита которого соответствовали бы статистическим параметрам системы знаков рукописи.

Все вышеизложенное в итоге позволяет сделать следующий вывод. Любые методы математического анализа при определении языка, который использовался при написании рукописи Войнича, неприемлемы. Практические результаты, проведенные в этом направлении во множественном количестве различными специалистами, не дали положительного результата, что является подтверждением этому выводу.


В свою очередь этот вывод дает основание полагать, что все проведенные и проводимые работы по расшифровке рукописи Войнича с использованием методов математического анализа можно считать ничтожными.

В последнее время некоторые специалисты при расшифровке рукописи Войнича пытаются использовать компьютер. Я полагаю, что при таких начальных условиях это невозможно. Но если составить качественную программу расшифровки, в которой будет заложен ключ и словарь этого языка, то, на мой взгляд, можно рассчитывать на положительный результат. При этом участие специалиста, хорошо знающего этот язык, необходимо в любом случае.

Здесь же есть необходимость отметить, что велика вероятность того, что и рисунки растений, размещенные в рукописи Войнича, тоже в определенной степени зашифрованы. Примером этому может служить рисунок растения, размещенный на листе 9/2 (Рис. 1.).



Рис.1. Рисунок растения на странице 9/2.


Проанализируем два последних слова. «Конопляный, одежда из пеньки». Издревле для изготовления одежды применялись два растения, это лён и конопля. Применялось то или иное растение в зависимости от того, для каких целей готовилась одежда. Пенька - это промежуточный материал из льна и конопли при изготовлении нитей и дальнейшего изготовления ткани для одежды. Таким образом можно однозначно утверждать, на данном рисунке изображено растение, из которого изготавливалась одежда. Последнее слово переводится как «еда, пища». В данном случае тоже все очень просто. Как из льна, так и из конопли изготавливалось масло, которое в дальнейшем использовалось при приготовлении пищи. Исходя из изложенного, следует вывод, что на данном рисунке может быть изображены либо лён, либо конопля. Дальнейший анализ и сравнение растения на рисунке с реальными льном и коноплей дал неожиданный результат (Рис.2).



Рис.2. Аналогия элементов рисунка с элементами реальных

растений.


Оказалось, что цветки растения, размещенного в рукописи, очень похожи на цветки реального льна, в то же время, листья этого растения очень похожи на листья реальной конопли. Следовательно, на данном рисунке представлена комбинация из двух растений, льна и конопли.

Изложенное выше дает основание сделать следующий вывод. Рисунки растений в рукописи Войнича, как и весь текст, зашифрованы. Именно поэтому специалисты не могут их идентифицировать. Следовательно, необходимо изменить методику идентификации растений.


Автор Николай Аничкин

La Liberta'